Уникальное решение суда: полное освобождение директора фирмы от субсидиарной ответственности

19.06.2017

Апелляционный экономический суд города Минска вынес решение: директор ООО полностью освобожден от ответственности суммой более 230 тысяч рублей.

Согласно статистике, за 2016 год экономический суд Минска удовлетворил 81,5% исков по субсидиарной ответственности. В результате решения суда директора и учредители компаний-банкротов становятся лично ответственными за долги предприятия. Обязательство по выплачиванию долга компании ложится на их плечи.

Такая практика в последнее время используется все чаще, хотя в 80-90% случаев управленцы не являются экономическими преступниками, а просто попадают в затруднительное положение по ряду экономических причин. Такую статистику приводит Михаил Кирилюк, партнер ООО «МК-Консалтинг», адвокат.

Но сегодня мы бы хотели обратиться к примеру с положительным исходом слушания. После решения суда первой инстанции о привлечении к ответственности директора фирмы, учредитель компании-банкрота подал апелляцию в вышестоящую инстанцию — и выиграл дело. В результате он был полностью освобожден от субсидиарной ответственности.

Причины банкротства, факты из судебного слушания и доказательства, которые суд счел правомерными, мы рассмотрим далее.

Причины банкротства

 

Описание ООО:

 

  • срок функционирования на рынке — почти 15 лет;
  • сфера предпринимательской деятельности — розничная торговля женской одеждой (через государственную, частную розницу, имеет фирменный магазин в центре Минска);
  • импорт продукции из ЕС;
  • дополнительная деятельность предприятия в последние годы — оптовая и розничная торговля кондитерскими изделиями;
  • директор ООО — учредитель с долей 99%.

До наступления банкротства был взят кредит в USD. По сложившейся в розничном бизнесе практике банк принял товары в обороте в качестве залога. Предприятие выплачивало кредит с отсрочкой и, зачастую, с опозданием.

2014 год, как и для многих белорусских бизнесов, был роковым для организации. Финансовые трудности стали непреодолимыми.

1. Возникла просроченная дебиторская задолженность. Более 700 контрагентов не рассчиталось в срок за отгруженную продукцию.

2. Как следствие, выручка поступала несвоевременно. В 2014 году были сокращены объемы закупки товаров.

Однако, из-за того, что постоянные расходы не подлежат пропорциональному (с объемами оборота) уменьшению, а остаются примерно на одном и том же уровне, комплексные оперативные меры принять не было возможным. Здесь все зависит от трудового законодательства и договора аренды.

Объем торговой наценки перестал покрывать постоянные и переменные издержки. Закупать новый товар не на что.

3. Поменяли требования законодательства РБ. С июля 2014 в РБ была введена отсрочка на 90 дней на прием к зачету НДС по импортным товарам.

Оборотные средства должны были увеличиться более чем в 1.5 раза, что являлось проблемой для ООО. Дополнительные оборотные средства изыскать компания не смогла. Банк не выдавал дополнительные кредиты — погашение текущих обязательств уже было проблематичным. Частных инвесторов не заинтересовала компания с падением объемов оборота и выручки.

Суд первой инстанции: привлечь директора к субсидиарной ответственности

У компании остался один выход — начать процедуру банкротства. Обязательства по выплатам кредита она уже покрывать не могла.

Суд первой инстанции постановил, что директор должен быть привлечен к субсидиарной ответственности на основе нескольких причин.

1. Директор не принял достаточных мер по сохранению товара в обороте. В письме ООО в банк говорилось, что залоговое имущество, а именно кондитерские изделия, в компании отсутствовали — это означает несохранность предмета залога. Требования банка, как кредитора, не удовлетворены.

2. Дебиторская задолженность не взыскана в максимальном объеме из-за отсутствия необходимых реквизитов на части ТТН.

3. Директор не принимал мер по взысканию ущерба с сотрудника, причинившего его Обществу.

4. Он не позаботился о досудебном оздоровлении.

Правовые основания

Суд опирался на Устав, где прописано, что результаты работы Общества и текущее руководство — ответственность директора.

Согласно закону «О банкротстве», ст. 17, директор обязан своевременно принимать меры по улучшению финансового состояния компании: взыскивать дебиторскую задолженность, брать займы и кредиты, привлекать инвестиции, проводить реорганизацию и реструктуризацию юридического лица.

Меры по сохранности имущества также являются обязанностью руководителя. Суд постановил, что ни одни, ни другие меры предприняты не были.

Краткие выводы суда первой инстанции

 

  • Все действия директора являлись недостаточными, находились в прямой причинно-следственной связи, поэтому привели к банкротству.
  • Это является нарушением ч.2. ст. 2 Гражданского кодекса: ответчик пользовался своими правами недостаточно добросовестно и разумно. Не обеспечил эффективное руководство предприятием. Отрицательный финансовый результат предприятия всецело зависел от действий ответчика, а не от внешних обстоятельств.
  • Нет оснований считать данную ситуацию форс-мажором и освободить директора от субсидиарной ответственности.
  • Ответчик не предоставил достаточные доказательства того, что причины его действия или бездействия были вне его контроля.

Доводы ответчика: почему он невиновен

1. Директор лично выступал поручителем при обеспечении некоторых кредитов банка. Банк взыскал с директора, как с поручителя, сумму невыплаченного кредита.

Взыскивать одну и ту же сумму дважды (как с поручителя, и как с субсидиарно ответственного) — неправомерно.

2. Вывод суда о несохранности предмета залога не соответствует законодательству и фактическим обстоятельствам.

Статья 338 ГК гласит, что как только залогодатель вывел из оборота (продал) отчужденные товары, они перестают быть предметом залога.

Когда проверялся факт наличия у предприятия и сохранности залога, непроданная часть товара была на месте. За другую, реализованную, часть товара Общество получило денежные средства на свой расчетный счет.

Выручка от реализации не покрыла кредиторскую задолженность по другим причинам, а не потому, что директор не сохраннил залогового имущества:

  • товар продавался со скидками из-за снижения покупательской способности. Торговая надбавка уменьшилась;
  • оптовые покупатели не соблюдали сроки оплаты за полученный товар. Через суды принудительно взыскать денежные средства в короткие сроки не было возможным (долгая процессуальная процедура, сложное финансовое положение дебиторов).

3. При заключении кредитного договора предоставленное банку обеспечение было им сочтено достаточным по размеру, стоимости и составу.

Проблема возникла уже во время процедуры банкротства, когда антикризисный управляющий (подконтрольный суду и кредиторам) смог реализовать имущество только в 4 раза дешевле его обычной стоимости.

4. Сотрудник, причинивший материальный ущерб Обществу, не мог быть причиной банкротства. Размер ущерба составил всего 4% от объема дебиторской задолженности.

Взысканы средства с работника были своевременно, без задержки: 13 тыс. руб в то время, которое суд назвал «периодом бездействия по взысканию». Остаток ущерба — 10 тыс. руб. Сумма, подлежащая взысканию, была уступлена банку, а значит, кредиторам не был и не мог быть нанесен ущерб.

Что же, по мнению директора, привело предприятие к банкротству?

Конечно, главным фактором послужила неспособность предприятия покрывать постоянные издержки. Оно не получало прибыль в ожидаемом размере, а значит, у него не было средств для развития в долгосрочном плане.

Директор приводит следующие причины.

1. Снижение объема продаж из-за значительного уменьшения покупательской способности населения РБ.

Ограниченный срок годности кондитерских изделий также сыграл свою роль. В процессе работы организации стоимость товара составляла 140 000 бел. руб (данные бухгалтерского учета). При выдаче кредита банком оценивалась именно эта стоимость, и она была сочтена достаточной для обеспечения залога. Однако впоследствии, во время процедуры банкротства, антикризисный управляющий смог реализовать товар только за 25 000 рублей.

2. В 2014 году развитию бизнеса не было уделено должное внимание.

Сотрудники предприятия, занимались взысканием дебиторской задолженности.

3. Неплатежеспособность контрагентов значительно снизила объем поступления денежных средств — стало невозможно закупать новые товары.

Это спровоцировало проблемы с погашением кредитов и продолжением хозяйственной деятельности.

4. Ставки по банковским кредитам свыше 40% годовых.

Огромные затраты на обслуживание кредитов являются, к слову, разрушающим фактором многих предприятий страны, а не только рассматриваемого Общества.

5. Организация работала в соответствии со всеми требованиями законодательства.

Вся сумма от реализации товара полностью поступала на банковский счет организации, из нее выплачивались аренда, зарплаты сотрудникам, налоги, проценты по кредитам, закупались товары.

Он также отметил:

  • За весь период работы (начиная с 2000 года) предприятие заплатило более $ 2 млн (в эквиваленте) налогов и сборов в государственный бюджет.
  • Задолженность по зарплате сотрудникам и перед бюджетом была полностью покрыта.
  • За предприятием не было замечено ни единого факта мошенничества, неисполнения требования суда или преднамеренного банкротства. Ни суд, ни банк, ни управляющий их не выявили.

Суд второй инстанции: оправдательный приговор

Напомним, суд первой инстанции вынес вердикт о привлечении директора Общества к субсидиарной ответственности на сумму 230 тысяч белорусских рублей. Директор подал апелляцию.

Вышестоящий суд опроверг доводы суда первой инстанции. Произошло это в результате пересмотра следующих пунктов:

1. Предмет залога.

Суд первой инстанции в данном вопросе ссылался на договор залога товаров в обороте. Однако вышестоящий судебный орган принял во внимание требования ст. 338 ГК.

Согласно им, в праве залогодателя изменить натуральную форму и состав заложенного имущества, если их общая стоимость не становится меньше значения, прописанного в договоре. Выплаты по кредитам соразмерно уменьшают стоимость заложенного имущества.

Сумма залога у нашего Общества — не ниже $80 000 и 94 000 белорусских рублей.

Данные, предоставленные управляющим по банкротству, подтвердили, что предприятие осуществляло реализацию заложенных товаров, все средства поступали на счет компании и расходовались на погашение кредитов. Ответчик привел данные о погашении кредиторской задолженности на сумму 50 000 белорусских рублей за август 2014 года.

Суд первой инстанции ошибочно постановил, что предмет залога не был сохранен. В соответствии со ст. 338 ГК действия ответчика были обоснованы.

2. Дебиторская задолженность.

Суд второй инстанции счел также обоснованными доводы ответчика о трудности погашения кредиторской задолженности перед банком из-за увеличения дебиторской задолженности перед предприятием.

Несвоевременное поступление денежных средств за отгруженный товар привело к отсутствию оборотных средств. Ответчик обосновал, что не имел возможности приобретать новые товары и получать прибыль от их реализации.

Это спровоцировало увеличение расходов по оплате процентов по кредитам. Из-за долгов они уже имели повышенную ставку.

Суд первой инстанции не оценил данные обстоятельства.

3. ТТН без реквизитов.

Апелляционная инстанция пришла к выводу, что нет возможности оценить влияние этого фактора на банкротство Общества. Ненадлежащее оформление первичной документации — не является причиной финансового неблагосостояния.

Если бы были известны конкретные ТТН и размер требований по ним, то можно было бы говорить о не взыскании. Но это не тот случай.

4. Ущерб от действий работника.

Апелляционная инстанция подтвердила отсутствие причинно-следственных связей между материальным ущербом, причиненным действиями сотрудника, и банкротством предприятия.

Материалы дела подтверждают: управляющий по банкротству и ответчик совершали действия по взысканию ущерба.

5. Меры досудебного оздоровления.

Материалы дела опровергают доводы о том, что директор их не принял.

Результат апелляционного слушания

Апелляционный суд постановил: суд первой инстанции вынес неверное решение. Действия руководителя не являлись причиной наступившего банкротства.

Задолженность по кредитам возникла по ряду объективных причин, не зависящих от ответчика.

  • Постоянные изменения курса валют влияли на валовый доход компании. Потому что только из-за курсовых потерь убытки за два года составили 100 000 бел. руб. (за 2013-2014 года).
  • Антикризисный управляющий реализовал товар за 25 000, хотя в качестве залога он был оценен на сумму 140 000 бел. руб.

При этом потери предприятия по объективным причинам за 2014 год были больше, чем сумма, подлежащая к взысканию с ответчика как с субсидиарно ответственного.

Апелляционная инстанция пришла к следующему выводу: раз приведенные ответчиком доказательства и доводы в суде первой инстанции не были выслушаны и оценены, то решение суда безосновательно. Напомним, тогда суд первой инстанции не увидел, чтобы ответчик предпринял какие-либо меры по спасению предприятия, позволяющие не считать его субсидиарно ответственным.

Апелляционный суд, наоборот, заметил в действиях ответчика направленность на недопущение экономической несостоятельности. Суд вынес вердикт: отсутствие положительного результата правомерных действий — это не повод для наказания директора.

Таким образом, апелляционный экономический суд города Минска вынес решение: директор ООО полностью освобожден от ответственности суммой более 230 тысяч рублей.